Tags: Белое море

Досанг

Из научных статей

«Нельзя не вспомнить и ту неповторимую музыку тундры, которая не смолкает здесь в часы, когда солнце скользит над горизонтом с севера. «Хохот» серебристых чаек, их крики, когда вы проходите вблизи расположения гнёзд, голоса поморников, крачек, мелодичное пение фифи, характерное токование чернозобиков, бесконечные трели белохвостых песочников – всё это почти непрерывно сопутствует вам на протяжении многих километров. Ночью особенно крикливыми становятся гагары, временами слышится гогот гуменника, а порой и крики лебедей. Днём, особенно в тихую погоду, над тундрой высоко в воздухе трепещут и без умолку поют коньки и подорожники.»

Спангенберг Е. П., Леонович В. В. 1960. Птицы северо-восточного побережья Белого моря. – Труды Кандалакшского гос. заповедника, вып. 2. Мурманск, Мурманское кн. изд-во: 213–336.
Досанг

Беломорские дневники


Крики чаек

 

Белое море, Кандалакшский залив, остров Великий, Бабье море

 

10 июня 1992 года.

 

Вечером с Лебяжьей губы и из-за порога истошно кричали серебристые чайки. Я пошёл туда. Огромное множество чаек плавало на воде, всё пространство от Купчининского порога до Лебяжьей губы было заполнено чайками. Чайки изредка ловили что-то с поверхности воды. Наверно пошёл нереис. Тихая вода, жёлто-оранжевая от низкого огромного солнца, и на ней чёрные силуэты чаек. Крики чаек.
Ещё встретил стайку больших крохалей и немного гаг.
Спугнул шесть свиязей. Они облетели меня и сели за порогом.

В сосновом бору за спиной пел белобровик, вдалеке куковала кукушка, а на косе перед кордоном гавкали гагуны.

Досанг

Беломорские дневники

 

На Бабьем море

 

Белое море, Кандалакшский залив, остров Великий, Бабье море

 

13 июня 1992 года.

 

С утра и во второй половине дня наблюдал за гнездом юрков, кроме быта этой семьи, трудно что-то ещё уловить. Где-то кричит ворон, кукует кукушка, на пороге орут чайки, поёт весничка неподалёку, летают стайки чечёток.

Вечером удалось уйти погулять по берегу острова, от порога, вдоль Бабьего моря. На Бабьем море штиль. Великолепный закат. Стаи гоголей мирно плавают на тихой воде. Нереисы расчерчивают зеркало воды стрелками следов. В начало этих стрелок лениво кидаются серебристые чайки. На илистой литорали следы ног журавля и рядом дырочки оставленные его клювом. У маленькой луды с шумом ловят кого-то большие крохали. На каменистых приморских лужках тонким розово-сиреневым облачком расцвела примула норвежская.

Ходил я где-то два часа, видел ещё средних крохалей и пару чернозобых гагар. Тучи комаров вились над накомарником. Но красоты Белого моря это не убавляло. Покой и тишина здесь совершенные.

Досанг

Беломорские дневники

 

Сероголовые гаички

 

Белое море, Кандалакшский залив, Ковдский полуостров, в скрадке у синичника с гнездом сероголовой гаички, насиживание.

 

6 июня 1991 года.

 

10:48 – Самка вылетела из синичника, летала кормиться, беспокойно поглядывала на меня.

10:52 – Самка вернулась.

11:00 – Закрапал дождь.

11:00 – Дождь кончился, выглянуло солнце.

11:10 – Самка вылетела из синичника.

11:19 – Синичка вернулась.

Кричат юрки, насвистывают мухоловки-пеструшки, на море гавкают гагуны – гавкуны (по местному). Все берёзы в ажурной, нежной, бледно-зелёной дымке от ещё не раскрывшихся, но освободившихся от почечной шелухи листочков.

11:35 – Самка высунула голову из летка и опять убрала. Рядом квакнула кукушка и прокуковала два раза ку-ку.

***

12:32 – Синичка вылетела.

12:35 – Прилетел самец с кормом, звал самку, не залетая в синичник, 3 раза заглядывал в леток.

12:36 – Самка откликнулась, самец кормил самку на дереве, вместе улетели.

***

Записано 8 июня 1991 года.

При подлёте к синичнику самец издаёт хриплую позывку «вчиу-чиу-чиу». Самочка выпрашивает корм, растопырив крылышки, подняв хвост, голос самки в момент кормления самцом – мелкое безостановочное «ци-ци-ци-ци...». Обычно самка не удовлетворяется кормом, принесённым самцом, и улетает вслед за ним.

Досанг

Беломорские дневники

Светлая ночь

 

Белое море, Кандалакшский залив, Ковдский полуостров – остров Великий

 

7 июня 1991 года.

 

Третий час ночи, по солнечному времени 1:48. Солнце уже осветило весь берег Великого и часть нашего берега. Лес поёт. Кукует кукушка. На Великом бормочут тетерева. Вся ночь какая-то буйная и шумная, как ранее утро у нас в средней полосе.

Сладко пахнет брусникой, ягелем и ещё чем-то.

Попытался я уснуть, но громкие крики чаек за окном, похожие одновременно на вопли котов и мычанье коровы, выгнали меня на улицу.

Никто не спит, кулики-сороки подрались между собой, колония у Купчининского кордона вся в крике. Прямо передо мной, в море тюлень ловит рыбу. Чайки зачем-то пытались сесть ему на голову, он нырял, возмущённо фыркал и бил ластами по воде. Тюлень похож на нерпу.

Бурную охоту устроила пятёрка селезней больших крохалей. Они разгоняются, хлопая по воде крыльями, гонят перед собой что-то, и, вытягивая шеи, это что-то ловят. Шум от ловли большой, большой ли толк не знаю. Но об этом знают серебристые чайки, они летают над бушующими крохалями, и тоже пытаются что-то поймать. Приплыл большой тюлень – точно морской заяц, а маленький уплыл. Ближние ко мне чайки кричать перестали. Но в лесу полный концерт. Наверно, из-за того, что приходит настоящее лето. Листья на берёзах почти распустились, и совсем уже распустились на смородине. Собирается зацвести ястребинка. Цветёт на скалах родиола. Солнце в течение суток почти не опускается за горизонт. Непередаваемое словами сочетание тайги и моря. Ночи великолепные. Небо к вечеру почти всегда освобождается от облаков, ветер стихает.

Сейчас появились первые вестники утра – облака. Почти полный отлив.
Досанг

Беломорские дневники

 

Из скрадка

 

Белое море, Кандалакшский залив, Ковдский полуостров

 

5 июня 1991 года.

18:56

 

Уже полчаса сижу в скрадке у синичника с гнездом сероголовой гаички. Слева от меня озеро видимо с гоголями, справа море с большой стаей гаг. И о гоголях и о гагах могу судить только по звукам, так как из скрадка видно только синичник и маленький кусочек леса.

Вот мои записи:

18:30 – Самка внутри синичника.

19:31 – Без изменений. Гремит гром, дождя нет, но сильный ветер.

19:40 – Всё потемнело, пошёл слабый дождь.

19:40 – Дождь перестал и опять начался.

20:00 – Без изменений. Дождь кончился.

Вечером после дождя выглянуло солнце, ветер подразогнал тучи, и начался закат в белую ночь. Я исщёлкал всю плёнку до 12 часов ночи и ещё хочется снимать и снимать.

Довольно тихо, немного шумит разгулявшаяся волна. В шуме моря слышны всплески волн, звуки речного переката со стороны Купчининского порога, вздохи тюленей. Создаётся впечатление чего-то живого и спящего.

Сейчас было слышно певчего дрозда и кукушку. Кулик-сорока слетел с камня, сделал круг, стукнул в полёте серебристую чайку лапами по спине и сел. Чайка крякнула, посидела ещё немного на камне, сошла в воду и поплыла. Этот живой, беспорядочный мир тих, и я спокоен.