Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Досанг

Гид по голосам животных 2

Восемь лет назад у меня уже был такой пост, но из-за удаления сервиса Яндекс-музыка ссылки на звуки в основном исчезли. Теперь я пользуюсь ютубом. Подписывайтесь, кстати.



И опять собираю ссылки на записи голосов в систематическом порядке заглавном посте. В общем, добро пожаловать :), я по-прежнему думаю, что этим можно пользоваться как определителем, и как средством борьбы с осенне-зимней депрессией.

Птицы

Чернозобая гагара Gavia arctica – Новгородская обл., Алтай
Чомга Podiceps cristatus – Монголия
Белый аист Ciconia ciconia, Новгородская обл.
Черношейная поганка Podiceps nigricollis, Оренбургская обл.
Выпь Botaurus stellarisВолгоградская обл.
Лебедь-кликун Cygnus cygnus, Новгородская область
Белолобый гусь Anser albifrons – Новгородская обл.
Огарь Tadorna ferrugineaАлтай
Фазан прелат или сиамская лофура Lophura diardi, Вьетнам
Зеленоногая кустарниковая куропатка Arborophila chloropus - Вьетнам
Японский перепел Coturnix japonica, Забайкалье
Тетерев Lyrurus tetrixНовгородская обл., Новгородская обл. 2
Алтайский улар Tetraogallus altaicus, Алтай
Глухарь Tetrao urogallus, Новгородская область
Осоед Pernis apivorus - Новгородская обл.
Серый журавль Grus grus, Новгородская обл., Новгородская обл., Алтай
Чёрный журавль Grus monacha Приамурье
Чибис Vanellus vanellus, Новгородская обл.
Золотистая ржанка Pluvialis apricaria, Новгородская обл.
Большой улит Tringa nebularia, Новгородская обл.
Мородунка Xenus cinereus, Рязанская обл.
Обыкновенный бекас Gallinago gallinago, Новгородская обл
Азиатский бекас Gallinago stenura, Якутия, Алтай
Дупель Gallinago media, Рязанская обл.
Большой веретенник Limosa limosa, Новгородская обл.
Большой кроншнеп Numenius arquata, Новгородская обл.
Степная тиркушка Glareola nordmanni, Астраханская обл.
Восточносибирская чайка Larus vegae, Чукотка
Бургомистр Larus hyperboreus, Чукотка
Чернохвостая чайка Larus crassirostris, Приморье
Розовая чайка Rhodostethia rosea, Якутия
Клинтух Columba oenas, Рязанская обл.
Обыкновенная кукушка Cuculus canorus, Камчатка, Тверская обл.
Серая неясыть Strix aluco, Калужская обл.
Мохноногий сыч Aegolius funereus, Московская обл.
Воробьиный сычик Glaucidium passerinum, Новгородская обл.
Болотная сова Asio flammeus, Рязанская обл.
Удод Upupa epopsАлтай
Желна Dryocopus martiusРязанская обл.
Большой пёстрый дятел Dendrocopos major, Брянская обл.
Средний пёстрый дятел Dendrocopos medius, Брянская обл.
Яванский рогоклюв Eurylaimus javanicus - Вьетнам
Деревенская ласточка Hirundo rustica, Новгородская обл.
Степной жаворонок Melanocorypha calandra, Астраханская обл.
Белокрылый жаворонок Melanocorypha leucoptera, Астраханская обл.
Полевой жаворонок Alauda arvensis, Новгородская обл.
Лесной конёк Anthus trivialis, Тверская обл.
Свиристель Bombycilla garrulus, Рязанская обл.
Амурский cвиристель Bombycilla japonica, Приамурье
Сойка Garrulus glandarius, Рязанская обл.
Большеклювая ворона Corvus macrorhynchos, Приамурье
Иволга Oriolus oriolus, Новгородская обл.
Крапивник Troglodytes troglodytes, Новгородская обл.
Лесная завирушка Prunella modularis, Тверская обл
Серый сорокопут Lanius excubitor - Новгородская обл.
Collapse )
Досанг

Пущинские дневники

Пущино, 18-19 мая 2021

Утром дворник метёт у домов по безупречной асфальтовой дорожке опавшие лепестки-конфетти от черёмухи и вишен, другого мусора сейчас у нас нет. Буквально вчера в лесах за Окой я всё время натыкался на слои черёмухового аромата, ландыши были ещё все в бутонах, а у дома уже пахнет распустившейся сиренью. Весна понеслась под горку с бешеной скоростью. И на нашей улице уже лето. Два последних дня стояла июльская жара под +30. И ведь только-только я собирал последние сморчки в садах, где вечерами воздух горчил нарциссами, и даже не завял ещё дома упругий нарциссовый букет. И вот уже сирень цветёт. Крапива по колено. Стрижи визжат. Где-то далеко за садами поёт соловей. И все-все уже к нам прилетели, и зелёные пеночки, и речные сверчки, и чечевицы с иволгами.

imgonline-com-ua-Resize-sIWPQKsclUIioi
Досанг

Вологодские дневники

Птицы на Горе запевают за два часа до восхода, а восход в начале мая здесь в четыре утра. Мне с моей кровати поющих птиц отлично слышно. Дом рубленный, но необитый, окна одинарные - летние, поэтому я даже слышу, кто с какой стороны поёт. Раньше всех запевает дрозд-белобровик, где-то около двух часов. «Три´ти-тя´тя, Трити-тятя, Трити-тятя» твердит он раз за разом. Я в полусне пытаюсь подобрать ему аналог из слов – «тридцать пять» нет, «тридцать восемь» лучше, но там явно «тятя». Неудобный белобровик будит и волнует меня. Я вслушиваюсь в ночь. В кровати мне тепло, а за стеной – сырая, холодная Гора с запахами ольшаника, мокрых щепок, пробивающейся травы-таволги и смородных почек. Влажный ночной воздух пронизан птичьими голосами. За горой бескрайние распускающиеся леса в туманной дымке. И кажется, что ночной туман этот от разгорячённого дыхания сотен или даже тысяч поющих птиц.

imgonline-com-ua-Resize-dCvpIJk1hpWn

Надо бы вставать - пойти позаписывать голоса. Ещё пять минуточек полежу, послушаю. Оказывается, в ночи рябинники подолгу скрипят и щебечут, сидя на деревьях, днём они это делают только в полёте. Вот певчий дрозд проснулся. Красивые тут песни у них предутренние – свистовые, флейтовые, с множеством повторов. У соседнего (в моём изголовье) есть даже соловьиные переборы. К полчетвёртому уже полный концерт – юрки, дрозды, кукушки, зяблики, лесные завирушки. Юрки, ух, на горе живут юрки. Вот он звук севера! Ближайшую пару слышно сразу с кровати. Самец - «Жжжжж, жжжжж». Днём как пригреет, будет «жжзззз – жжзззз» или «рьрьрьрь». Ничего благозвучного. Но для меня, который писал дипломную про гнездовое поведение юрка, затем магистерскую про гнездовую биологию юрка и даже написал, но не защитил кандидатскую про юрка, эти «жжжж» – музыка. Там под жужжание юрков мои бессонные белые ночи на Белом море, Енисее, Магаданской области. А в тех белых ночах - юность. И вот юрки есть и на Горе. Север на Горе перемешивается с югом, в лесах жужжат юрки и чечётки, и вместе с ними высвистывают славки-черноголовки, звенят черноголовые гаички. Среди суровых северных ёлок цветут волчье лыко, ветреницы лютичные, хохлатки и гусиный лук. Повсюду пробиваются махровые узлы купальницы и листья сныти. Копытень приподнял сложенные копытцами молодые замшевые листочки. А сегодня слышал первого соловья! Урём-то ольховых для них тут достаточно, но до этого солировали одни дрозды – певчие и белобровики (чёрные здесь редкость). Но как они пели. Хмурый стылый северный день напролёт. В некоторых ручьевых ольшаниках белобровики пели сразу трио и квартетами. Самые классные громко и отчётливо пропевали «привет-привет!» или «ну, привет!». Я им чуть не кланялся. Начинали дрозды за два часа до восхода. Весь день пели. А вечером заканчивали, не знаю когда. Я-то раньше засыпаю, как только заскрипит вечно простуженный от ночных туманов дергач. Ага, вот вчера вечером как раз появился один коростель-дергач на сыром лугу под Горой. И засыпается мне под «скрип дергача» да под дроздиное пение здесь легко-легко. А сны снятся воздушные, то в Южной Америке где-то путешествую, то летаю невысоко. Подпрыгну так легонько, а приземляться не спешу, лечу – поражаю и радую народ и особенно незнакомых очаровательных девушек. В общем, сладко спится, если бы ещё не волнующий белобровик. И сны все такие – легче не бывает. Но оно и не удивительно. Над кроватью-то у меня под деревянным потолком Самая Лёгкая Лодка в Мире. Ведь остановился я, благодаря приглашению чудеснейшей Юлии Юрьевны Коваль, в её доме - «под псевдонимом баня Коваля», что в деревне Оденьево на Цыпиной Горе в Вологодской области.

P.S. Один раз я всё-таки лёг спать позже дроздов, но весь вечер было не до них, в тот вечер пела Юлия Юрьевна.

Цыпина Гора 4-11 мая 2021
Досанг

Пущинские дневники

Из нового у нас снег. Утром в полусне слышу бухает на улице что-то знакомое. Просыпаюсь - баа! Снег с крыши валится пластами. И всё запорошило за окном. А на черёмухах листья почти развернулись, берёзы распускаются. Фиалки цветут вовсю, а медуница отцветает уже. У тюльпанов хрусткие бутоны. Так вот, теперь всего этого почти не видно под снегом. И для большего сюрреализма в свеже-зимнем пейзаже поют пеночки - теньковки и веснички.

imgonline-com-ua-Resize-C1YKWQBDJYaa


imgonline-com-ua-Resize-yiELuH25A7Q
Досанг

Окские дневники

Липовая Гора, апрель 2021
С самого рассвета загудела с Оки самоходка. Она медленно шла против течения по разливу. Я её не видел, зато слышал хорошо. Целых три часа гудели её дизеля, и я не мог записывать голоса птиц. Вот и не верь после этого про тринадцатое число. Но зато можно было просто без наушников посмотреть на апрельское утро. А утро было самое тёплое и звонкое из всех пока. Всё - ранняя весна позади. Начинаются настоящие весенние хоры. Ещё ни разу этой весной лес не пел так, как сегодня. Тёплой ночью снег, окончательно ушёл с поляны и остался только кое-где в лесу, да у нас за домом в тенёчке. А перед рассветом по поляне разлился низкий густой туман. Такой низкий, что был мне по пояс, а кое-где даже по колено. Такой, что только ёжик и мог бы в нём заблудится. Старые дубы и липы торчали из тумана как из воды. А выше деревьев цветная утренняя заря. Казалось, это разлив за ночь подкрался вплотную к кордону. С восхода посреди Липовой Горы на старых дубах и липах запели скворцы. Они здесь перепевают луговых, лесных и приречных птиц и в отличии от деревенских скворцов не знают голосов кур, петухов, и галок. Поэтому звучат местные скворцы особенно. У некоторых я даже нашёл в песнях подражание овсянке-дубровнику. Красавец дубровник, к сожалению, пропал с Окских лугов уже больше 15 лет назад, а песня его вот сохраняется в перепевах скворцов. Не смогли скворцы пролететь мимо такой звучной и яркой песни и теперь учат ей своих птенцов. После обеда мы с прибывшим сегодня орнитологом Колей спустили на воду вёсельную лодку. И я сразу же уплыл во всё растущий разлив. Ничего особенно там не видел, полежал на сухой траве у Агеевой горы. Посмотрел на лосиху с годовалым лосёнком на острове. Два почти чёрных больших зверя на русой с рыжиной прошлогодней траве, и ноги у них белые, так что казалось лоси летели над травой. А потом я просто шёл в болотных сапогах по неглубокой воде и тащил за собой лодку. Лодка двигалась легко, сама почти. Ветра не было. Было тепло, а солнце уже клонилось к горизонту. Токовали надо мной черныши, с подтопленных дубов пели чёрные дрозды. И была такая тишина, что только плеск моих сапог и птицы. И огромный разлив, отражающий светлый мир. И я там в отражениях иду с лодкой, качаю себя, ясное небо и красные ягоды шиповника на воде, которого тут в лугах уйма.



Collapse )
Досанг

Окские дневники

10-11 апреля 2021, Липовая Гора, Окский заповедник

Дни – загляденье. Дни – близнецы. Ночью морозец, ясно, а днём солнечно, тепло – хожу в рубашке. Тихо, целый день – ни ветерка. Бабочки летают, многоцветницы и лимонницы. И совсем непонятно днём-то, как же можно было мёрзнуть утром. Вода медленно пребывает и там, где я нормально проходил по разливу в болотниках девятого – одиннадцатого нахлебал воды. Тихими солнечными днями по самому лёгком ветерку летят на своих паутинках паучки. Их так много, что они оплели паутиной каждую сухую былину тысячелистника и синеголовника. Даже над разливом от травины к травине тянутся их тончайшие нити и видно летящих паучков. Что-то я за них волнуюсь – а ну как вода поднимется ещё больше и вся трава, даже самая высокая таволга, уйдёт под воду. Смогут ли они улететь? К сожалению, десятого открыли большую охоту, и канонада началась ещё до рассвета. Я вышел до восхода, послушал, как вокруг заповедника во все ружья бьют изголодавшиеся охотники. И ушёл в дом – чай пить, тосты на печной плите жарить и печку топить. Вышел опять попозже, но некоторые неугомонные «отводили душу» аж до девяти утра. Что ты будешь делать - самое лучшее время для меня, а тут такое. Я специально в заповеднике спрятался за тишиной, но и тут вокруг грохочут. А после летают потерявшиеся одиночки - разбитые пары гусей, зовут во весь голос своих партнёров, плачут практически. Эх, в такие моменты лучше бы я не понимал птичьи голоса. А в остальном настоящая апрельская кутерьма – поют скворцы, зарянки, женятся серые сорокопуты, летят разные гуси, утки, пикируют бекасы, вечером тянут вальдшнепы, ухают совы. За всеми и не успеешь. Дни сливаются в сплошное апрельское разноголосье. И запоминаются дни только новыми прибывшими птицами и новыми явлениями весны, например, десятого появились чирки-трескунки и лесные коньки, а одиннадцатого запели первые краснобрюхие жерлянки. Ещё одиннадцатого я видел на разливе редких здесь лутков, самца и двух самочек. А под вечер наблюдал как среди деревьев в затопленном лесу плавают два бобра. Я записывал поющего над ними певчего дрозда, а они, не обращая на меня внимания, плюхали в воде и звонко хрупали деревяшками, с их точки зрения вкуснятинкой. Ну и, конечно, запоминаются дни удачами в записи голосов. Десятого, уже в ночи, угукала прямо у меня над головой и включённым микрофоном длиннохвостая неясыть. А до этого утром, уже вернувшись с экскурсии, я вдруг записал десять минут пения особо талантливого скворца. Ещё оба дня смотрел и записывал как серые сорокопуты передают корм самкам – это ведь целое представление. Да и коллектирование в темноте звуков ночного лёта разных уток, тоже незабываемые мгновения, так в темноте ночи я записал пролёт над головой стаи уток с неизвестными мне голосами, а дома оказалось, что это были редкие здесь синьги. Выйдешь к кордону после такого насыщенного делами и событиями дня в темноте из леса, оглянешься назад. А над силуэтами древних дубов стоит по пояс Орион. Я с лёгкой руки Юрия Коваля теперь всегда обращаю на него внимание.

imgonline-com-ua-Resize-GOgZLO8e7alcCi


imgonline-com-ua-Resize-x8bFTU67c0bNgY0c
Досанг

Скворец с Липовой Горы

Стихает звонкое апрельское утро. До вечерней зари перестали в лесу петь певчие и чёрные дрозды, с час уже как замолчали журавли и тетерева, почти угомонились весенние барабанщики дятлы. Поют, правда, зяблики и зарянки. А на опушке звенит овсянка. Но и они скоро замолчат. Сильнее пригревает солнце, чуть тронул метёлки прошлогоднего вейника дневной ветерок. Иду, а в ушах у меня всё ещё звучит утренний лесной концерт, но пора, давно пора домой, на заповедный кордон Липовую Гору. Птичий оркестр уже поредел и играет не в полную силу. А мне надо как следует позавтракать, записать увиденное в дневник, отдохнуть. Подхожу к кордону, и тут кто-то залихватски свистнул мне - фиииуи! На большой залитой солнцем поляне на старой, дуплистой, в полтора обхвата липе - начинает выступление скворец. Он сам себе весенний оркестр.
- Ну-ка, Вова! Кого ты не слышал этим утром? Чечевицу? Вот тебе чечевица! Иволгу? Вот иволга! Их у меня две – быстрая и медленная. А могу и кошкой иволгиной взвизгнуть. Вот ещё тебе белолобых гусей стая и квакающая зелёная лягушка. А вот чёрный коршун, канюк, камышница!
Поёт почти без остановки, торопится, трясёт крылышками. А сам на фоне весеннего неба красив – переливается на солнце зелёным, фиолетовым, синим. Вытянулся к небу в струнку, играет на горлышке фигурным пером. В конце песни и свистит, и постукивает одновременно, только у скворцов так да соек получается, строчит как пара аистов на гнезде и одновременно успевает и иволгой свистнуть и камышницей трюкнуть. Я замер, слушаю его в наушниках, песню сохраняю. Что там чай и сливочный сыр, всё подождёт, когда скворец с Липовой Горы в ударе.

Досанг

Окские дневники

4 апреля.
Вернулись ночные морозы. Хрустит сегодня под ногами. Звонко трескаются ледяные стрелы и копья на схватившихся лужах. Я опять за голосами. Наконец-то кажется хорошо записал поющую синицу-гренадёрку. Точнее синицу-гренадёра, всё-таки пел-то самец. Самочка рядом собирала чешуйки сосны для будущего гнезда, а он при ней пел. В то время как весь мир судорожно придумывает фемминитивы для привычных слов. Мне в мире поющих птиц наоборот всегда не хватает маскулинитивов. Так уж получилось, что у мелких воробьиных птиц в русском языке многие названия в женском роде. Да ещё и в уменьшительно-ласкательной форме. Синичка, ласточка, пеночка. А там певцы все – могучие бойцы. Мужики до мозга и костей. Ну разве можно дяденьку называть – пеночка-весничка или трясогузка? Ну что это? Записывал я поющего самца большой синицы, за 8 минут непрерывной песни он сменил три различных мотива. Я только диву давался, что не выдыхается. И на девятой минуте на третьем мотиве, ах, как в омут с головой кинулась к нему в объятья самочка–синичка. Он затряс крылышками, хвостиком, высоко и негромко застрекотал как кузнечик. И что время терять - они уединились в поднебесных чертогах - в густой душистой сосновой ветви. Мысленно я переживал за него и был рад, что он не сдался, и талант и знания песен были оценены по достоинству. Ну и как его после этого называть? Синичка? Вообще, вся весна и эта погоня за птичьими голосами - о любви. Леса и луга с каждым днём всё больше наполняются песнями о любви, любовными криками, страстями, даже интригами. Сколько чувств в утренней журавлиной песне, а в ночных криках неясытей! Я, зная значение многих звуков, не без смущения бы вёл экскурсии сейчас у маленьких детей. Но в птичьем мире не заметно смущения. У них, наверно, нет на это времени. Птичий век короток, времени для выведения потомства отведено всего ничего, а они пережили зиму, кто-то снега и морозы, а кто-то преодолел тысячи километров. Они дома, всё хорошо, день ото дня теплее. И на любовь у них - весна.

гренадёрка

imgonline-com-ua-Resize-xjmfaX684W6O90z

весенний жемчуг

imgonline-com-ua-Resize-Y9pJGBU2bp
Досанг

Пущинские дневники

Пущино 24 марта 2021

Утро сегодня такое звонкое . Ясно. Синицы поют, снегири, зеленушки. Дятлы барабанят. Наст в лесу держит, первый раз в этом году. Беги куда хочешь, но обязательно к 12 вернись 🙂. А у меня никак не получается выбраться за голосами. Даже страх появился, размочу нулевой пока результат ли? Или пролечу вдруг, как прошлой весной. У Пущина мне записывать не удаётся, всё время что-то мешает, много дорог, аэродром рядом, и даже стрельбище. Знаю, что если запишу чего, буду потом расстраиваться при прослушивании. Но есть и багаж за спиной, почти 22 с половиной тысячи записей с прошлых лет из самых разных мест. Всегда есть, что поделать с фонотекой, что переслушать, где координаты поправить, где детали уточнить. И всё равно мало мне. Знаю, чего бы ещё записать, куда бы съездить. Да весна уже такая, что на месте не усидишь. Вдохнул я уже опьяняющего озона, не избавиться теперь от кочевого беспокойства. В путь, в путь.

Сегодняшняя Ока, вода подпирает

imgonline-com-ua-Resize-AmSCTvK84v

Collapse )
Досанг

Пущинские дневники

Пущино, 20 марта 2021

Весна в этом году у нас не наступает, а подкрадывается. Тихо-тихо, медленно-медленно. И снегу ещё в полях по колено, и по ночам морозит, а днём бывает и свежего снежку подсыпает. И Ока ещё под крепким льдом - белая-белая, и только под самым берегом кое-где появились тёмные пятна - будущие закраины. И ни одной весенней птицы сегодня не пролетело на север над Окой, ни чечётки, ни чижика даже. Я шёл по середине реки - как летел, по льду-то легче, чем по подраскишему снегу идти. И так хотелось найти проталинку на берегу, просто постоять и хоть пару шагов сделать. С Нового года на земле не стоял. Да белые ещё берега. А синицы в городе поют как никогда. Ручейки журчат по колеям под ажурной ледяной корочкой. Сороки гнёзда поправляют. По сугробам расхаживают грачи. А у клёнов уже началось сокодвижение. К утру повисли на надломленных ветках сосулечки из кленового сока, а тонкие веточки покрылись сладкой глазурью. Белка соседская сегодня висела вниз головой и облизывала эти обмёрзшие ветки розовым язычком. Хрустела соковыми сосулечками под песни зеленушек. Я не выдержал и когда с Оки возвращался, тоже нашёл себе сладкую кленовую сосульку и тоже похрумкал ей до ломоты в зубах. Ммм... В сосульке-то оказалась вся свежесть спрятавшейся весны.



Ока, будущие закраины

imgonline-com-ua-Resize-l7PZWCiYGDRvq

Collapse )