Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Досанг

Гид по голосам животных 2

Восемь лет назад у меня уже был такой пост, но из-за удаления сервиса Яндекс-музыка ссылки на звуки в основном исчезли. Теперь я пользуюсь ютубом. Подписывайтесь, кстати.



И опять собираю ссылки на записи голосов в систематическом порядке заглавном посте. В общем, добро пожаловать :), я по-прежнему думаю, что этим можно пользоваться как определителем, и как средством борьбы с осенне-зимней депрессией.

Птицы

Чернозобая гагара Gavia arctica – Новгородская обл., Алтай
Чомга Podiceps cristatus – Монголия
Белый аист Ciconia ciconia, Новгородская обл.
Черношейная поганка Podiceps nigricollis, Оренбургская обл.
Выпь Botaurus stellarisВолгоградская обл.
Лебедь-кликун Cygnus cygnus, Новгородская область
Белолобый гусь Anser albifrons – Новгородская обл.
Огарь Tadorna ferrugineaАлтай
Фазан прелат или сиамская лофура Lophura diardi, Вьетнам
Зеленоногая кустарниковая куропатка Arborophila chloropus - Вьетнам
Японский перепел Coturnix japonica, Забайкалье
Тетерев Lyrurus tetrixНовгородская обл., Новгородская обл. 2
Алтайский улар Tetraogallus altaicus, Алтай
Глухарь Tetrao urogallus, Новгородская область
Осоед Pernis apivorus - Новгородская обл.
Серый журавль Grus grus, Новгородская обл., Новгородская обл., Алтай
Чёрный журавль Grus monacha Приамурье
Чибис Vanellus vanellus, Новгородская обл.
Золотистая ржанка Pluvialis apricaria, Новгородская обл.
Большой улит Tringa nebularia, Новгородская обл.
Мородунка Xenus cinereus, Рязанская обл.
Обыкновенный бекас Gallinago gallinago, Новгородская обл
Азиатский бекас Gallinago stenura, Якутия, Алтай
Дупель Gallinago media, Рязанская обл.
Большой веретенник Limosa limosa, Новгородская обл.
Большой кроншнеп Numenius arquata, Новгородская обл.
Степная тиркушка Glareola nordmanni, Астраханская обл.
Восточносибирская чайка Larus vegae, Чукотка
Бургомистр Larus hyperboreus, Чукотка
Чернохвостая чайка Larus crassirostris, Приморье
Розовая чайка Rhodostethia rosea, Якутия
Клинтух Columba oenas, Рязанская обл.
Обыкновенная кукушка Cuculus canorus, Камчатка, Тверская обл.
Серая неясыть Strix aluco, Калужская обл.
Мохноногий сыч Aegolius funereus, Московская обл.
Воробьиный сычик Glaucidium passerinum, Новгородская обл.
Болотная сова Asio flammeus, Рязанская обл.
Удод Upupa epopsАлтай
Желна Dryocopus martiusРязанская обл.
Большой пёстрый дятел Dendrocopos major, Брянская обл.
Средний пёстрый дятел Dendrocopos medius, Брянская обл.
Яванский рогоклюв Eurylaimus javanicus - Вьетнам
Деревенская ласточка Hirundo rustica, Новгородская обл.
Степной жаворонок Melanocorypha calandra, Астраханская обл.
Белокрылый жаворонок Melanocorypha leucoptera, Астраханская обл.
Полевой жаворонок Alauda arvensis, Новгородская обл.
Лесной конёк Anthus trivialis, Тверская обл.
Свиристель Bombycilla garrulus, Рязанская обл.
Амурский cвиристель Bombycilla japonica, Приамурье
Сойка Garrulus glandarius, Рязанская обл.
Большеклювая ворона Corvus macrorhynchos, Приамурье
Иволга Oriolus oriolus, Новгородская обл.
Крапивник Troglodytes troglodytes, Новгородская обл.
Лесная завирушка Prunella modularis, Тверская обл
Серый сорокопут Lanius excubitor - Новгородская обл.
Collapse )
Досанг

Окские дневники

Липовая Гора, 8 апреля

Утром ветер не утихал. Было облачно и хмуро, но без дождя. Я оставил дома аппаратуру и решил просто посмотреть, кто ещё прилетел. Только завернул за угол стационара, как спугнул с сосны на опушке орлана-белохвоста. Неплохое начало, подумал я. А пройдя ещё 300 метров, вдруг упёрся в воду. Разлив. Грунтовая дорога уходила в разлив. Я проверил глубину, пересёк в сапогах первое затопленное понижение и ушёл в луга, превратившиеся в острова, к Агеевой горе. Вода только-только прибывала. Видно было, что она пришла за эту ночь. Уже несколько лет здесь не было заметных весенних разливов. А раньше разлив на Пре был знаменит. На весеннее половодье приезжали снимать сюда выпуски «В Мире Животных». Василий Песков написал не один очерк о полой воде в этих местах. Я застал большой разлив на Пре в апреле девяносто пятого года. Видел с Агеевой горы, как красный диск солнца поднимается со стороны Оки из разлившейся воды. Разлив был огромный как море, красная от зари вода и куртины дубов то тут, то там. И сотни, а за утро тысячи гусей летели над нами. Потом я ещё снимал тогда берёзовый лес в воде на плёнку «Кодак». Проявлял плёнку и печатал фотографии в Кинолюбителе на Ленинском в Москве. Помню, отпечатал крупноформатные фото, а дома в конверте не обнаружил негативов. В Кинолюбителе, при повторном посещении плёнку так и не нашли. А спустя два года я увидел там свои берёзы в половодье в качестве образцовых фотографий. Вот. А в последние годы как-то разливать перестало. Так немного. И вот опять вода. Ура! Вода прямо у меня на глазах шла в луга. Давно незатапливаемые луга накопили в себе множество мышиных нор и всяких других полостей, и вот сейчас воздух выходил из земли. У меня было ощущение, что вода вокруг кипит. Большие пузыри выскакивали и лопались друг за другом. Повсюду, несмотря на ветер, стоял звук булькающей, буквально кипящей воды. Мышей, плавающих, правда, я ни одной не встретил, наверно, убежали ещё ночью. А встретил на новообразовавшемся острове пять косуль. Они как-то и не сильно меня испугались, отбежали, вспыхивая среди зарослей шиповника белыми задами, и опять стали пастись. Вернулся на сушу я с трудом, чуть-чуть и залил было сапоги. А вот Надя, оставшаяся со мной на кордоне, увлеклась поисками своей фотоловушки и сухой из разлива выбраться не смогла. Кое-где пришлось ей идти по пояс в холодной воде.
Ветер, не оканчивался до самой темноты. Вода, кажется, перестала прибывать в середине дня. А в темноте со всех сторон поляны закричали совы - четыре серых неясыти и одна длиннохвостая.

Досанг

Зов пятнистого оленя

Осень в Приморье – солнечная, сухая, шуршащая, почти совсем без дождей. За последние десять дней – полтора дождика, разве это серьёзно? Лист на приморских монгольских дубах огромный с ладонь или даже две, цветной: розовый, алый, зелёный с розовыми разводами и розовый с зелёными жилками. Когда лист совсем высыхает, то становится золотой, жёлтый, жёлто-бурый. Сохнет лист прямо на деревьях, шуршит на них при ветре как бумажный. Уже высохший слетает и уж под ногами так вообще – грохочет. А запах! Дубовый лес пахнет хорошо заваренным чаем с шиповником, а иногда и вкусным трубочным табаком. Я три рассвета и три заката по такому лесу пытаюсь подойти к ревущему пятнистому оленю. Пожертвовал даже походом к горалам в Голубичную бухту. А операторы наши Олег с Васей сходили и в вечерних сумерках на приморских скалах видели целое стадо. Я же почти без успеха утрами и вечерами шуршу листом, стараюсь не думать о бродящем здесь же тигре, и результатом у меня только очень далёкий свист-рёв самца. Да, у самцов пятнистых оленей брачный крик состоит из двух частей - сначала они залихватски как деревенские хулиганы громко и долго свистят, а потом в конце свиста низко с придыханием подрёвывают так - «а-ааа». Мне бы, конечно, хотелось бы записать оленя близко, уж очень это характерный звук для золотой приморской осени, потом голос пятнистых оленей можно будет вставить в будущий фильм о гималайском медведе, да и в конце концов это просто красиво. В последнее утро я уже совсем осторожно пошуршал по звенящему очередным ясным рассветом лесу. И уже было подошёл к ревущему оленю на приемлемое расстояние, но рогач замолчал. Я остановился, и не шевелясь, ждал, ждал. Ещё ждал, а потом отвлёкся на стайку бледных дроздов, потом ещё на малого острокрылого дятла (кизуки). И вдруг сбоку такой свист, как в два пальца из подворотни! Я аж подпрыгнул. Рогач-то всё-таки услышал меня и, видимо приняв меня за соперника, тихо подошёл сбоку сам, но разглядел человека и то ли испуганно то ли удивлённо свистнул. Да так громко, что у меня на рекордере зашкалил уровень записи. Ещё раз пять свистнув и даже чуть реванув от избытка чувств, он, совершенно бесшумно отбежал опять в глубину леса (как же у них так неслышно это получается?). Отбежал, чтобы запеть теперь с другой стороны. А у меня он так и стоял в глазах – тёмный, статный, с венцом из рогов, меж дубовых стволов. Кажется, именно его я видел уже один раз вечером несколько дней назад, когда большое стадо пятнистых оленей перебежало мне дорогу, а за стадом, покачивая рогами, неторопливо и царственно вышел этот самец. Он медленно повернул в мою сторону голову и тут же просто как пружина взлетел в воздух, приземлившись уже в лесу. Теперь, вспомнив его, я попробовал подкрасться ещё раз, но он снова был далеко, да и начинался уже ветерок. Так что хорошей записи крика пятнистого оленя у меня опять не вышло... Или может быть вышло?
Экспедиция LESFILM, осень 2021
Сихотэ-Алинский заповедник
Фото на заставке Денис Кочетков


Краски приморской осени

Collapse )
Досанг

Пущинские дневники

Пущино, 1 ноября 2021

Тихо, тепло, солнечно. Выбежал ненадолго за город, а там удивительное внесезонье, которое приходит к нам в последние годы после осенних дождей и окончания листопада. Заосень, как я назвал его пару лет назад. Время, напоминающее одновременно все времена года. От осени в нём осталось под пологом леса на тоненьких веточках немножко высохших разноцветных листьев. Голоса зябликов над лесом сегодня тоже были осенние. И галки летели на юг, как и полагается поздней осенью. Стая нежноголосых золотистых ржанок в синем небе над вспаханным полем была тоже несомненным осенним признаком. Редким, даже редчайшим в наших краях признаком осени. Как летом зеленела по скошенным опушкам свежая трава, почти как летом пригревало на склонах солнце и цвёл короставник. От зимы видны были следы утренних заморозков на траве. Смешанные стаи из синиц, поползней и пищух позванивали в лесу тоже как зимой. И вполне по-зимнему выглядели две попавшиеся мне белки. Обе в свежем меху - пушистые, рыжехвостые и сероспиные. Ну, а признаком весны или даже призраком весны была сегодня бабочка-лимонница, которая солнечным зайчиком летала над опавшей листвой, разогретая неожиданным теплом и перепутавшая ноябрь с мартом.

imgonline-com-ua-Resize-O2eGy8AQg7l

imgonline-com-ua-Resize-V7BeOwJPDfYDd
Досанг

Тигр

Веточки кустарниковой берёзы серебрились в вечернем контражуре. Надо же! Оказывается они как войлоком покрыты тонким пушком, и, вот, теперь светятся. Я свернул на деревянный настил к озеру, а за спиной рокотало море. Только что я стоял и записывал этот рокот. Волны обрушивались на галечный берег закручивающимся мощным валом и разбивались на тысячи пенных протуберанцев. Откатываясь, волны мягко шелестели галькой, а потом с грозовым грохотом рушились на берег опять. Ветра не было, но море медленно несло волну за волной к берегу. Оно было безупречно синее, немного бирюзовое на отмелях и зеленоватое в накатывающей волне. А с другой стороны садилось солнце. Скоро оно закатится за мягкие серовато-бурые хребты Сихотэ-Алиня, напоминающие гигантские спины гренландских китов. Вечер у берега моря, меж двух миров - земли и воды, в хорошую погоду для меня событие и нет смысла его пропускать. Тем более, в предпоследний день экспедиции.
Мы выбрались в Сихотэ-Алинский заповедник снимать фильм о гималайском медведе. Точнее Олег с Васей должны были снять золотую осень в дальневосточных лесах, а я по возможности записать для этой осени звуки. Гималайский медведь интересен всем, никто толком с ним не знаком. А в эту поездку мы его видели лишь мельком, за секунду зверь перескочил перед нашей машиной лесную дорогу. Но мы встречали его следы, искали дупла в огромных тополях Максимовича, снимали гнёзда на монгольских дубах, из которых медведь ел жёлуди. Однако медведь медведем, а по настоящему всех заворожил тигр. Уссурийский тигр - символ этих мест. Он везде и нигде. Мы каждый день видим его на эмблемах заповедника, на бортах машин, на нашивках курток инспекторов. Все нам рассказывают о встречах, как надо быть осторожным. Показывают видео на телефонах, снятые в основном из машин, где тигр бежит из темноты на свет фар или притаивается на обочине дороги. Говорят, одна тигрица ходит здесь на Благодатном. Мы везде носим с собой фальшфейеры, и зачем-то у нас есть даже свистки. Но свистеть в лесу мне кажется плохой идеей. У зверей свист - интернациональный сигнал призыва. Собаки и лошади трактуют свист однозначно. И не хотелось бы высвистеть ещё и тигра. Тем более, что по ночам иногда слышны тревожные свисты стада пятнистых оленей. А это любимая тигриная еда, как бы тигр не перепутал свист.
Между тем здесь тёплая приморская осень - золотые дубы, синее море. Пёстрые от разноцветной тайги сопки, белые эдельвейсы на морских обрывах, красный крупный шиповник. А тигром и не пахнет, пахнет водорослями, полынью и сушёным дубовым листом. Осень успокаивает и заговаривает. Светит тёплым южным солнцем. Дышит пенным морским накатом. Зовёт лебедиными голосами с озера. Шелестит дубовой листвой. Мы на три дня уезжаем на кордон Кабаний, за шестьдесят километров от моря. Осень там почти закончилась. По ночам там заморозки, а в тайге урожай кедрового ореха. Здесь мы единственный раз встречаем гималайца. Все заняты съёмками и почти забыли о тигре. Но Женя, приехавший за нами, показывает новое видео - тигр, пока нас не было, прошёл между нашей столовой и домом соседей-орнитологов, и они снимали его прямо с крыльца. Мы молча смотрим видео, у всех перехватило от волнения дыхание. Ведь увидеть и снять тигра - мечта, мечта непонятно как осуществимая, и, возможно, лучше бы ей оставаться просто мечтой. Тигр на видео идёт между рыжих дубов.
- Полосатый, - выдохнув, наконец произносит Олег.
Collapse )

imgonline-com-ua-Resize-yOck3KlanfEwFNr
Досанг

Окские дневники

14 апреля, Липовая Гора

И опять тепло и тихо днём, и не слишком холодно утром. Какой-то классический апрель настал. Распустились серёжки на осинах, зацветает ива пепельная. Такой аромат утром стоит от этой ивы, пахнет пчелиным воском и сотами с мёдом. Как раньше у моего дедушки в пчельнике. Детский такой запах, давно им не дышал, а тут ива напомнила. Я на ивовые ароматы всё время удивляюсь, что не вид ивы – свой узнаваемый запах. Верба, ракита, козья, все ивы пахнут по-своему. Ух, а какие запахи у ив на Чукотке. Теперь вот по запаху медовых сот и пчелиного воска буду вспоминать апрельскую Мещёру, заросшее кустами озеро Большие сады и рогача косули с меховыми рогами, стоящего в зацветающих ивах. Утром нашёл классное место в лесу, сухой взгорочек, а дальше разлив в дубах. Кряквы там дуром орут, остромордые лягушки в разливе булькают как пузырики - турлычут, а сверху дятлы барабанят. И ещё кулики-черныши летают - токуют, а в кронах дубов дрозды, зяблики, зарянки поют. Пока я всю эту красоту записывал, проплыла между дубов мимо меня выдра, ловкая со светлыми низом и подбородком, на удивление - глазастая, с длиннющими усами-вибрисами. Ровно между деревьев прошла. Интересно, рыбы, наверно, сейчас тоже в лесу плавают.

imgonline-com-ua-Resize-8Yj62993Q3NCA9eR

Этот и другие дни апреля в Окском заповеднике можно найти вот в этом сборничке
Досанг

Двадцатый день

Двадцатый день экспедиции на Дальний Восток не задался. Я разорвал сапог, разодрал вдрызг. Сапоги были хорошие лёгкие, ничего не натирали, почти новые, им не было и пары месяцев. Утром, как обычно, я выбрался за голосами. По небу тянулись неприятные тучки, но я всё-таки решил не терять рассветный звук. Но только стоило удалиться от кордона, как пошёл дождь. Сначала я решил переждать его под деревом. Через четверть часа начало капать и там, а дождь не утихал. Пришлось всё-таки бежать домой, так как намочить микрофоны - это потерять их. Сократил дорогу через крохотную лощинку и в сырых дебрях зацепился за сучок, и тут же стала намокать нога. Глянул, а в сапоге дырища с пол-ладони. Так что теперь я без сапог.
После обеда дождь кончился, начало подсыхать, и я побрёл по грунтовой дороге через лес. Сходить с дороги мне не хотелось - сапог то у меня теперь нет. Да и настроение так себе. Я стал вспоминать, что же я успел за двадцать дней. А успел-то много. Конечно, июнь на Дальнем Востоке - не лучший месяц для собирателя природных звуков. Весенние птичьи хоры подзатихают. Днём жарко - куча насекомых, всякие слепни, комары, вечером и утром - ещё и мокрец. Травища вымахала уже. Но с другой стороны - начало лета же. Всё цветёт. Здесь десятки видов деревьев и сейчас у них пик цветения. Друг за другом и вместе цветут и благоухают разные виды клёнов, маньчжурский орех, амурский бархат и амурская сирень, на подходе амурская липа, потом маакия! Каждый раз, уезжая в экспедицию, я жалел, что пропускаю дома цветение жасмина - чубушника, не дышу вечером его ароматом. А тут в лесах расцвёл почти такой же как у нас в садах чубушник. И аромат разливался такой же, как дома. И то, что мы не в саду, напомнил нам, увлечённым съёмкам белых цветущих гроздей, здоровенный бурый медведь, вывернувший из-за поворота лесной дороги. Медведь огромный, тёмный и неуступчивый. Пришлось даже кричать и хвататься за фальшфейеры. Ух! А какие здесь орхидеи, всякие башмачки! А где я побывал! На Приамурских болотах на рассвете записывал лающих косуль, а в сумерках хоры дальневосточных квакш. В старой дубраве в ночи слушал уссурийскую совку. Записывал шум ветра в кронах корейских кедров в Хинганских лесах и там же журчание таёжных ручьёв. Писал песни синих мухоловок и синих соловьёв, трели белогорлых, бледных и сизых дроздов, желтогорлых и таёжных овсянок, уханье длиннохвостых неясытей и крики индийских и глухих кукушек. И вот теперь я иду по жёлтой, песчаной, ровной как стрела дороге через заповедник Бастак. По сторонам зелёные сопки. Ближе деревья, оплетённые пёстрой актинидией, с листиками, как будто кто-то специально только до половины окунул их в белую и розовую краски. Вокруг сахарно-белых с медовым запахом кистей амурской сирени вьются отливающие малахитом и кобальтом хвостоносцы Маака. Раскрывают на обочинах дороги мохнатые бутоны даурские лилии, сверкая оранжевой глубиной крупных, как из сада, цветов. Тайга пахнет лимонником, белокорыми пихтами, корейскими кедрами и цветущим бархатом. От мыслей таких, от окружающей картины природы, от лесных запахов настроение моё наладилось. Как-нибудь справлюсь оставшиеся пять дней без сапог. Я знаю, что ещё не успел записать, где это искать, только бы немножко удачи. Вот не видел я пока ни гималайского медведя, ни амурского тигра. А так хотелось бы посмотреть. Ну, например, почему бы хоть кому-нибудь из них не выйти на эту жёлтую дорогу в тайге. Постоять, осмотреться. На относительно безопасном расстоянии для меня, конечно. На тигра я бы и издалека глянул :) - бинокль-то есть. Чего им не показаться? Тем более машины тут реже, чем раз в час. А сейчас их и совсем нет. Так шёл я и шёл километр за километром через заповедник Бастак. Но ни тигры, ни гималайские медведи не спешили выходить, как я не вглядывался в даль. А ведь где-то они должны были здесь бродить? Места самые подходящие. Я сам видел прошлогодние гнёзда гималайских медведей на черёмухах Маака прямо у обочины. Или может они всё-таки на дорогу выходили? Только у меня за спиной!

Экспедиция LESFILM, Заповедник Бастак, кордон «39 километр», 20 июня 2021

131370476_1973370399493739_1706683975520037909_n

Collapse )

Досанг

Пущинские дневники

Пущино, 20 марта 2021

Весна в этом году у нас не наступает, а подкрадывается. Тихо-тихо, медленно-медленно. И снегу ещё в полях по колено, и по ночам морозит, а днём бывает и свежего снежку подсыпает. И Ока ещё под крепким льдом - белая-белая, и только под самым берегом кое-где появились тёмные пятна - будущие закраины. И ни одной весенней птицы сегодня не пролетело на север над Окой, ни чечётки, ни чижика даже. Я шёл по середине реки - как летел, по льду-то легче, чем по подраскишему снегу идти. И так хотелось найти проталинку на берегу, просто постоять и хоть пару шагов сделать. С Нового года на земле не стоял. Да белые ещё берега. А синицы в городе поют как никогда. Ручейки журчат по колеям под ажурной ледяной корочкой. Сороки гнёзда поправляют. По сугробам расхаживают грачи. А у клёнов уже началось сокодвижение. К утру повисли на надломленных ветках сосулечки из кленового сока, а тонкие веточки покрылись сладкой глазурью. Белка соседская сегодня висела вниз головой и облизывала эти обмёрзшие ветки розовым язычком. Хрустела соковыми сосулечками под песни зеленушек. Я не выдержал и когда с Оки возвращался, тоже нашёл себе сладкую кленовую сосульку и тоже похрумкал ей до ломоты в зубах. Ммм... В сосульке-то оказалась вся свежесть спрятавшейся весны.



Ока, будущие закраины

imgonline-com-ua-Resize-l7PZWCiYGDRvq

Collapse )
Досанг

Пущинские дневники

Пущино, 16 марта 2015

Выбрался в лес только перед самым закатом. Воздух в этом марте – апрельский, чистый, вкусный. Дышишь, как берёзовый сок пьёшь. В лесу снег пятнами. Вытаявшей земли уже больше, чем снега. За деревьями оранжевое солнце и зарево от заката, и в отражениях ледяной тропинки – закат. Узкая светящаяся оранжевая дорожка передо мной по просеке. В глубине под сводами леса в лёгкой сырой дымке тоже оранжевое свечение, это снег тает. Дохожу до барсучьего городка, там три норы на склоне в старой дубраве. Сел на поваленный дуб, вечерним лесом дышу, дубовый настой в нём всё гуще и гуще. Жду, может, придёт кто, или вылезет из норы. Тишина, шоссе далеко гудит, поползень перед сном «потвиткал», вскрикнул заполошно чёрный дрозд, из первых появившихся. Солнце наверно уже у горизонта, мне за деревьями видна только широкая оранжевая полоса. Тут зашуршал кто-то листьями внизу в овраге, и сразу мелькнула там вдалеке за стволами рыжая леса. Идёт к норе зигзагами, шуршит прошлогодним дубовым листом. Вышла к самому городку, совсем близко от меня метров десять не больше. Обнюхивает всё деловито, шныряет вокруг, помочилась на холмик выброшенной земли, подошла к другому выбросу тоже пометила. Я сижу не двигаюсь, смотрю на неё в упор. Рыжая-рыжая, только ноги белые, и остатки закатного света в шкуре золотятся. Остановилась, внимательно смотрит на меня чуть раскосыми глазами. Вокруг головы светящийся ореол. Фотоаппарат у меня под рукой, да я знаю, потянусь или затвором щёлкну – только её и видели. Я окаменел просто, но как назло заурчал мой живот. И тут же лиса махами поскакала вниз по склону. Шурх-шурх-шурх, три прыжка всего и уже далеко, почти и не видно за дубами. Она остановилась там в низине у ручья. Втянула вечерний воздух, а ей он, наверно, ещё вкуснее чем мне, больше оттенков и запахов. И не торопясь потрусила прочь. А я посидел до темноты, но не увидел больше никого и ничего не услышал. Да и так, куда уж лучше.
imgonline-com-ua-Resize-ysE0jahcZBbGgJ
Досанг

Рдейские дневники

Ельно, Рдейский заповедник, 20 мая 2017

Если поселиться в вагончике на краю заповедника у брошенной деревни и между двух огромных болот, то не стоит удивляться, что люди не рвутся к тебе в гости. Но, зато в гости приходят звери. Визиты свои они всегда наносят неожиданно, и привыкнуть к этому нельзя. Вот и сегодня, вернувшись из тяжёлой экскурсии, я завалился на кровать, распрямив гудевшие ноги, и от усталости и жары в вагончике стал подрёмывать. Сквозь полусон слышу сойка заклекотала большим подорликом. Думаю, вдруг ошибаюсь, и это всё-таки хищник. Надо бы проверить. Кряхчу, вставать неохота. Но всё же вылезаю из вагончика, ну точно - сойка. Эх, выдернула меня. Уже на ступеньках чувствую, как смотрит на меня кто-то, оглядываюсь назад. Что-то тёмное лежит на лугу перед вагончиком. Коряга какая-то. Но её же там не было никогда! Поднимаю к глазам бинокль - голова волка в цветущих одуванчиках. Его самого в свежей траве, да цветах не видно, только голова и торчит. Волк лежит на краю луговины и ему тоже жарко, язык высунул набок. Смотрит на меня, демонстративно зевает. Я тихонько в вагончик, хватаю фотоаппарат, выглядываю в окно. Волк поднимается , бросает в мою сторону взгляд, и не торопясь, высунув язык, опустив голову, бредёт через луг. А я торопясь, жму на спуск и ловлю его в видоискатель, но мне и просто посмотреть хочется. Теперь я вижу, что это старый волк, шерсть кое-где клочьями, худой, кости торчат. Вот он добрёл до края опушки, постоял, прислушался и как в воду нырнул в зелёные густые кусты. Исчез. Я кладу на стол камеру, перевожу дыхание, ничего себе, он ведь наблюдал за мной, пока я выглядывал сойку. А сойка тоже знает в какой момент, что сказать, нашла голос самого грозного в своём репертуаре. И тут, пока я удивляюсь, волк возвращается, появляется на опушке ровно там, где исчез, и в обратном направлении бегом пересекает луг. Забыл что ли, что-то? Волк исчезает за ивовыми кустами теперь с другой стороны луга. Ух! А это что? Там у кустов откуда выскочил волк стоит медведь. Я, забыв про камеру, во все глаза смотрю на него в бинокль. А он близко, весь в поле зрения и не помещается. Этот светлее медведя, которого я встретил тут в прошлый раз, но такой же большой. Вспоминаю про фотоаппарат, а медведь заходит за кусты и на луг выходить не торопится. Я пытаюсь разглядеть его, через густые ветки. И тут из куста, растущего в центре луга, вылетает заяц. Замирает на лугу, становится столбиком, водит ушами и головой, явно слышит медведя. И даёт дёру, но не за волком, не дурак же, а туда, откуда медведь вылез. А медведь так кустами и уходит, не в его планах, видно, в обед по лугам расхаживать. Я только диву даюсь, всё это происходит белым днём, ну самое большое в ста метрах от вагончика. Вот сейчас это просто зелёный луг весь в цветущих одуванчиках, над одуванчиками бабочки летают, выше несколько маленьких облачков на голубом небе, за лугом обрамление из распускающихся ивовых кустов, дальше молодой зазеленевший березнячок, а за ним каналы и огромное, почти бескрайнее болото. И вообще ничего больше не напоминает о волке, медведе и зайце, бывших здесь всего несколько минут назад. Не вяжутся у меня волки и медведи с одуванчиками и бабочками. Эх, а я ведь несколько раз в день, беспечно накинув шлёпки, брожу через этот луг на ручей мыть посуду.
Вечером я звоню Оксане, тут, чтобы позвонить нужно с полкилометра по лесной дороге пройти. Она смеётся. Ты осторожнее - говорит - у тебя там Теремок настоящий. Я тоже смеюсь, хорошо - говорю, что Теремок это не вагончик. Теремок - это наш заповедник.

imgonline-com-ua-Resize-df9l4dv9pbJ