Владимир Архипов (arkhivov) wrote,
Владимир Архипов
arkhivov

Category:

Амурские дневники

Муравьёвский парк, сентябрь 2020

Новая дорога! Что может быть лучше новой дороги в новом месте для такого бродяги как я? Что там за тем поворотом? Новые впечатления, новые птицы и цветы, новые запахи и конечно новые звуки. В своё первое после прилёта утро в Муравьёвском парке я шагаю по просёлочной дороге. Зрение у меня усилено очками и биноклем, для ушей имеются микрофон с параболой и наушники, а для носа…, хм для носа только носовой платок в кармане. Ну ничего справлюсь и с просто носом. Хотя несомненно запахи очень важны мне для восприятия места и времени. Каким-то образом они связанны с запоминанием счастливых моментов. Например, я точно знаю, что стоит мне уловить хоть крохотную нотку из запаха дезодоранта запомненного мной 30 лет назад, как у меня начинает кружиться голова и.... Ну ладно, об этом в следующий раз. Так вот в новой местности я остро воспринимаю запахи в первые дни, максимум неделю после приезда, а потом всё-таки привыкаешь и реагируешь только на самые резкие. Сейчас дорога пахла грушами. Видно, в этом году урожай груш. Я поднял одну небольшую круглую с зелёной обочины. Надкусил. Бяяя. Аромат гораздо лучше. Попробую наварить потом из груш компота. Черёмуха тоже ломилась от ягод от каждого куста веяло черёмуховыми ягодами, чуть-чуть похоже на подвяленную вишню. А вот черёмуха здесь вкусная – сладкая и не такая вяжущая как европейская. Но тоже главное не увлечься, а то язык всё равно одеревенеет. Тут я вышел к поляне с двумя домами и сельхозтехникой в бурьянах. В заросшем огороде дымил костёр из ботвы и копался в земле какой-то подкопчённый местный житель. Я помахал с дороги рукой. Он, увидев меня, замер, оперевшись на вилы, как старик на посох с известной картины. Потом воткнул вилы в землю, обтёр руки, подошёл ко мне и представился:
– Николай.
– Володя. Вы – фермер? – неловко продолжил я разговор. Я знаю, что глупые вопросы выскакивают у меня в голове первыми и нужно чуть-чуть подождать, пока родится что-то разумное, но, к сожалению, редко использую это знание.
– Ну скажем так, я работник фермерского хозяйства, – чуть важно ответил Николай.
– А я орнитолог из Москвы. Вчера прилетел в парк записывать голоса журавлей, но пока ни одного журавля не видел.
– Погода-то, видишь, чего делает? – туманно намекнул работник.
Чего делала погода я прекрасно видел. Но, что она делала не так, понять пока не мог. Было не по осеннему тепло, солнце ощутимо припекало, и ветер, шумевший в тополях, тоже был на удивление тёплый. Не найдя, что ответить, я только веско кивнул.
– С вечера – два дня циклон, а потом дожди, -пояснил Николай, ещё больше озадачив меня. Глядя на моё задумчивое лицо, он понял, что собеседник из меня никакой, и ловко завершил разговор:
– Ну ладно, ещё увидимся.
И вернулся к своему огороду. А я пошёл дальше смотреть, слушать и нюхать.

DSCN9722

Циклон оказался тайфуном, пришедшим с Кореи и Китая. Ночью мне казалось, что ветер обрушит наш крепкий дом. Дождь струями колотил по крыше и стенам. Утром у порога стояла вода, ручьи журчали по дорогам, и черёмуховый лес отражался в воде как в половодье. Но погода за пару дней наладилась, и потекли дни один интереснее другого. Я быстро научился распознавать позывки пеночек-зарничек и местных черноголовых гаичек, серых личинкоедов ни с кем не спутать, голубые сороки мне тоже были известны. Белоглазки оказались разнообразными на голоса и очень общительные. А вот в позывках овсянок я завяз крепко. Овсянок в списке парка 14 видов, и почти все они осенью цыкают! Я ухом понимаю, что «цыки» их разные, а уловить и тем более запомнить разницу не могу. А овсянок этих ещё и не видно, птицы тут вообще пуганные, а овсянки так просто – мыши. Прячутся в глубинах ивовых кустов и только цыкают. В общем овсянки это ад для орнитолога-биоакустика. Я так и представляю, как ему на страшном суде объявляют:
– А тебе навечно повелеваем разбираться в «цыках» овсянок!
Журавлей за несколько дней я видел всего несколько, да и далеко, да и они молчали. Лучше синица в микрофоне, чем журавль в небе, шутил я про себя. Но журавлей всё же хотелось. Каждый рассвет и закат я проводил на склоне перед болотами амурской поймы в надежде услышать крики японских или даурских журавлей. Закаты над болотами и озёрами были великолепны, а журавлей не было.
– Как же? – удивлялся Серёжа смотритель журавлиного питомника, – весь август вот тут за озером были японцы.
– А теперь там дальневосточные аисты, – отвечал я.
Наконец, один охотовед смущённый моей экипировкой и подлетевший на уазике проверять меня, рассказал, что за Духовским на полях на разливах после тайфуна держится куча журавлей.
– Каких? – спросил я
– Да разных!
И вот я за деревней Духовское, теперь мне надо найти поля со скошенным ячменём и разливы на них. А кругом соя. Оказывается соевые поля пахнут конфетами-батончиками. Сквозь стрекотание кузнечиков ветер доносит до меня далёкие-далёкие крики журавлей. Я волнуюсь, почти бегу туда. Но это километры. Запыхавшись, поднимаюсь на очередной холм, а там в ложбине синеет вода и по краю разлива чёрные точки, кучками и сплошным пятном. Это журавли! Чёрные журавли! До них километра два и записывать их пока бессмысленно, ещё и ветер поддувает. Но я их вижу и их много! Отдышавшись, начинаю подходить к ним. Где-то за километр, журавли начинают беспокоится, ближние группы перелетают подальше. Решаю остановится и записывать как есть. Журавли кричат, и всё же далеко. Но к ним подлетают новые стайки и некоторые прямо надо мной. Перед посадкой они долго кружат, покрикивают, и я конечно всё это записываю. Под голоса прилетевших большая стая поднимается от воды и рассаживается на поле по склону холма. Тут уж крику поднялось. Ну и хорошо, я медленно отхожу. Оглядываюсь в бинокль, птицы кормятся, кто-то отдыхает. GPS показывает до дому 9 километров напрямки, а мне идти полевыми дорогами по сторонам квадратов., так что ещё дальше. Но я доволен, а тут ещё и полярные овсянки подлетают, пролётные щёголи, большие улиты, фифи.
Я шёл и размышлял, как же люди странно устроены, они гонятся за впечатлениями на одинаковые пляжи тёплых морей или в одинаковые города. А рядом под боком под небесными сводами водят хороводы улетающие на юг журавли. И провожаю я их один, переполненный до краёв восторгом и светом. Ну хорошо, не совсем один, в других местах есть такие же, но как нас мало-то! А кроме журавлей есть ещё много всего чудесного в природе. Можно, например, устраивать соловьиные вечера, где-нибудь на полянке в Подмосковье расставлять стулья, рассаживать публику. Что бы публика шепталась тихо-тихо. И вот на закате «Тьють-тьють-тьють». А ещё можно организовать нюханье ландышей, а потом любки-ночной фиалки, обязательно в сумерках. И ещё полно всего…
Дома вечером при проверке оказалось, что записи сильно мешал ветер, да ещё из рекордера выпала одна важная кнопка, хорошо хоть не кнопка «пуск». Кнопку ту я кое-как починил скотчем. И на следующее утро опять был за Духовским. Журавлей там стало ещё больше. Больше двухсот в одном скоплении. Опять было солнечно и тепло, ветра было меньше, в полях звенели кузнечики на разные лады. И я провёл рядом с журавлями не меньше двух часов. А в середине дня уже полностью насытившись записью разнообразных вариантов криков. Уже отойдя на приличное от журавлей расстояние, я услышал их крики за спиной. Огромная стая летела мне вслед. Журавли прошли прямо надо мной, завернули и начали с криками кружить вокруг, с каждым кругом стая поднималась всё выше и выше в голубое небо, она изменялась, делилась на ниточки. Одни ниточки отрывались, другие наоборот вливались в стаю. Я стоял, задрав голову, с поднятым вверх микрофоном. Рекордер показывал, что непрерывная запись идёт уже 10 минут. А журавли всё кружили и поднимались выше и выше. Говорят, что журавли поднимаются так кругами, для долгого перелёта, когда собираются совершить дальний полёт на юг. И это было удивительное чувство – они улетали, водили хороводы и прощались с этими просторами до следующего года, а голоса их оставались со мной, сохраняясь на крохотной карте памяти.
Tags: Приамурье, птицы, тексты, фото
Subscribe

  • Окские дневники

    4 апреля. Вернулись ночные морозы. Хрустит сегодня под ногами. Звонко трескаются ледяные стрелы и копья на схватившихся лужах. Я опять за голосами.…

  • Пущинские дневники

    Пущино 24 марта 2021 Утро сегодня такое звонкое . Ясно. Синицы поют, снегири, зеленушки. Дятлы барабанят. Наст в лесу держит, первый раз в этом…

  • Пущинские дневники

    Пущино, 20 марта 2021 Весна в этом году у нас не наступает, а подкрадывается. Тихо-тихо, медленно-медленно. И снегу ещё в полях по колено, и по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Окские дневники

    4 апреля. Вернулись ночные морозы. Хрустит сегодня под ногами. Звонко трескаются ледяные стрелы и копья на схватившихся лужах. Я опять за голосами.…

  • Пущинские дневники

    Пущино 24 марта 2021 Утро сегодня такое звонкое . Ясно. Синицы поют, снегири, зеленушки. Дятлы барабанят. Наст в лесу держит, первый раз в этом…

  • Пущинские дневники

    Пущино, 20 марта 2021 Весна в этом году у нас не наступает, а подкрадывается. Тихо-тихо, медленно-медленно. И снегу ещё в полях по колено, и по…