May 12th, 2021

Досанг

Вологодские дневники

Птицы на Горе запевают за два часа до восхода, а восход в начале мая здесь в четыре утра. Мне с моей кровати поющих птиц отлично слышно. Дом рубленный, но необитый, окна одинарные - летние, поэтому я даже слышу, кто с какой стороны поёт. Раньше всех запевает дрозд-белобровик, где-то около двух часов. «Три´ти-тя´тя, Трити-тятя, Трити-тятя» твердит он раз за разом. Я в полусне пытаюсь подобрать ему аналог из слов – «тридцать пять» нет, «тридцать восемь» лучше, но там явно «тятя». Неудобный белобровик будит и волнует меня. Я вслушиваюсь в ночь. В кровати мне тепло, а за стеной – сырая, холодная Гора с запахами ольшаника, мокрых щепок, пробивающейся травы-таволги и смородных почек. Влажный ночной воздух пронизан птичьими голосами. За горой бескрайние распускающиеся леса в туманной дымке. И кажется, что ночной туман этот от разгорячённого дыхания сотен или даже тысяч поющих птиц.

imgonline-com-ua-Resize-dCvpIJk1hpWn

Надо бы вставать - пойти позаписывать голоса. Ещё пять минуточек полежу, послушаю. Оказывается, в ночи рябинники подолгу скрипят и щебечут, сидя на деревьях, днём они это делают только в полёте. Вот певчий дрозд проснулся. Красивые тут песни у них предутренние – свистовые, флейтовые, с множеством повторов. У соседнего (в моём изголовье) есть даже соловьиные переборы. К полчетвёртому уже полный концерт – юрки, дрозды, кукушки, зяблики, лесные завирушки. Юрки, ух, на горе живут юрки. Вот он звук севера! Ближайшую пару слышно сразу с кровати. Самец - «Жжжжж, жжжжж». Днём как пригреет, будет «жжзззз – жжзззз» или «рьрьрьрь». Ничего благозвучного. Но для меня, который писал дипломную про гнездовое поведение юрка, затем магистерскую про гнездовую биологию юрка и даже написал, но не защитил кандидатскую про юрка, эти «жжжж» – музыка. Там под жужжание юрков мои бессонные белые ночи на Белом море, Енисее, Магаданской области. А в тех белых ночах - юность. И вот юрки есть и на Горе. Север на Горе перемешивается с югом, в лесах жужжат юрки и чечётки, и вместе с ними высвистывают славки-черноголовки, звенят черноголовые гаички. Среди суровых северных ёлок цветут волчье лыко, ветреницы лютичные, хохлатки и гусиный лук. Повсюду пробиваются махровые узлы купальницы и листья сныти. Копытень приподнял сложенные копытцами молодые замшевые листочки. А сегодня слышал первого соловья! Урём-то ольховых для них тут достаточно, но до этого солировали одни дрозды – певчие и белобровики (чёрные здесь редкость). Но как они пели. Хмурый стылый северный день напролёт. В некоторых ручьевых ольшаниках белобровики пели сразу трио и квартетами. Самые классные громко и отчётливо пропевали «привет-привет!» или «ну, привет!». Я им чуть не кланялся. Начинали дрозды за два часа до восхода. Весь день пели. А вечером заканчивали, не знаю когда. Я-то раньше засыпаю, как только заскрипит вечно простуженный от ночных туманов дергач. Ага, вот вчера вечером как раз появился один коростель-дергач на сыром лугу под Горой. И засыпается мне под «скрип дергача» да под дроздиное пение здесь легко-легко. А сны снятся воздушные, то в Южной Америке где-то путешествую, то летаю невысоко. Подпрыгну так легонько, а приземляться не спешу, лечу – поражаю и радую народ и особенно незнакомых очаровательных девушек. В общем, сладко спится, если бы ещё не волнующий белобровик. И сны все такие – легче не бывает. Но оно и не удивительно. Над кроватью-то у меня под деревянным потолком Самая Лёгкая Лодка в Мире. Ведь остановился я, благодаря приглашению чудеснейшей Юлии Юрьевны Коваль, в её доме - «под псевдонимом баня Коваля», что в деревне Оденьево на Цыпиной Горе в Вологодской области.

P.S. Один раз я всё-таки лёг спать позже дроздов, но весь вечер было не до них, в тот вечер пела Юлия Юрьевна.

Цыпина Гора 4-11 мая 2021