April 25th, 2021

Досанг

Окские дневники

Липовая Гора, апрель 2021
С самого рассвета загудела с Оки самоходка. Она медленно шла против течения по разливу. Я её не видел, зато слышал хорошо. Целых три часа гудели её дизеля, и я не мог записывать голоса птиц. Вот и не верь после этого про тринадцатое число. Но зато можно было просто без наушников посмотреть на апрельское утро. А утро было самое тёплое и звонкое из всех пока. Всё - ранняя весна позади. Начинаются настоящие весенние хоры. Ещё ни разу этой весной лес не пел так, как сегодня. Тёплой ночью снег, окончательно ушёл с поляны и остался только кое-где в лесу, да у нас за домом в тенёчке. А перед рассветом по поляне разлился низкий густой туман. Такой низкий, что был мне по пояс, а кое-где даже по колено. Такой, что только ёжик и мог бы в нём заблудится. Старые дубы и липы торчали из тумана как из воды. А выше деревьев цветная утренняя заря. Казалось, это разлив за ночь подкрался вплотную к кордону. С восхода посреди Липовой Горы на старых дубах и липах запели скворцы. Они здесь перепевают луговых, лесных и приречных птиц и в отличии от деревенских скворцов не знают голосов кур, петухов, и галок. Поэтому звучат местные скворцы особенно. У некоторых я даже нашёл в песнях подражание овсянке-дубровнику. Красавец дубровник, к сожалению, пропал с Окских лугов уже больше 15 лет назад, а песня его вот сохраняется в перепевах скворцов. Не смогли скворцы пролететь мимо такой звучной и яркой песни и теперь учат ей своих птенцов. После обеда мы с прибывшим сегодня орнитологом Колей спустили на воду вёсельную лодку. И я сразу же уплыл во всё растущий разлив. Ничего особенно там не видел, полежал на сухой траве у Агеевой горы. Посмотрел на лосиху с годовалым лосёнком на острове. Два почти чёрных больших зверя на русой с рыжиной прошлогодней траве, и ноги у них белые, так что казалось лоси летели над травой. А потом я просто шёл в болотных сапогах по неглубокой воде и тащил за собой лодку. Лодка двигалась легко, сама почти. Ветра не было. Было тепло, а солнце уже клонилось к горизонту. Токовали надо мной черныши, с подтопленных дубов пели чёрные дрозды. И была такая тишина, что только плеск моих сапог и птицы. И огромный разлив, отражающий светлый мир. И я там в отражениях иду с лодкой, качаю себя, ясное небо и красные ягоды шиповника на воде, которого тут в лугах уйма.



Collapse )