April 18th, 2021

Досанг

Скворец с Липовой Горы

Стихает звонкое апрельское утро. До вечерней зари перестали в лесу петь певчие и чёрные дрозды, с час уже как замолчали журавли и тетерева, почти угомонились весенние барабанщики дятлы. Поют, правда, зяблики и зарянки. А на опушке звенит овсянка. Но и они скоро замолчат. Сильнее пригревает солнце, чуть тронул метёлки прошлогоднего вейника дневной ветерок. Иду, а в ушах у меня всё ещё звучит утренний лесной концерт, но пора, давно пора домой, на заповедный кордон Липовую Гору. Птичий оркестр уже поредел и играет не в полную силу. А мне надо как следует позавтракать, записать увиденное в дневник, отдохнуть. Подхожу к кордону, и тут кто-то залихватски свистнул мне - фиииуи! На большой залитой солнцем поляне на старой, дуплистой, в полтора обхвата липе - начинает выступление скворец. Он сам себе весенний оркестр.
- Ну-ка, Вова! Кого ты не слышал этим утром? Чечевицу? Вот тебе чечевица! Иволгу? Вот иволга! Их у меня две – быстрая и медленная. А могу и кошкой иволгиной взвизгнуть. Вот ещё тебе белолобых гусей стая и квакающая зелёная лягушка. А вот чёрный коршун, канюк, камышница!
Поёт почти без остановки, торопится, трясёт крылышками. А сам на фоне весеннего неба красив – переливается на солнце зелёным, фиолетовым, синим. Вытянулся к небу в струнку, играет на горлышке фигурным пером. В конце песни и свистит, и постукивает одновременно, только у скворцов так да соек получается, строчит как пара аистов на гнезде и одновременно успевает и иволгой свистнуть и камышницей трюкнуть. Я замер, слушаю его в наушниках, песню сохраняю. Что там чай и сливочный сыр, всё подождёт, когда скворец с Липовой Горы в ударе.