March 17th, 2008

Досанг

Енисейские дневники

Глухариный ток

 

Енисей, Мирное, правый берег, тайга.

 

4 мая 1997 года.

 

Вышли в три часа ночи на глухариный ток. Темно и очень холодно. Сильный мороз, лужи покрыты толстым слоем льда. В тайге ещё много снега. Ток отличный, мы слышали не меньше десяти глухарей. На снегу под токовыми деревьями настоящие тропы, протоптанные азартными глухарями. Других птиц в тайге мало. Утром пели поползни, пухляки и синехвостки.

По возвращении, днём стояла великолепная погода. Синее небо. По берегу Енисея сверкающий притор из льдин двухметровой толщины. На сколах лёд синий и зелёный. Довольно тепло, снег тает с огромной скоростью.

Вечером видел трёх зайцев на поляне. Все ещё белые.

 

7 мая 1997 года.

 

В два часа ночи почти тепло и очень темно. Лёгкий морозец. Снега в тайге почти нет. Идём на глухариный ток. В три пятнадцать услышали первого глухаря, через полчаса в пределах слышимости токовали уже примерно шесть самцов. К этому времени слегка посветлело. Большая вытянутая слегка заболоченная долина с давно горевшей тайгой. Тайга с огромными лиственницами и большими сухими кедрами. В этой долине и на склонах прилежащих холмов располагается большой глухариный ток. Глухари сидят на верхних сучьях листвягов и сушин. Абсолютно чёрные сидят далеко друг от друга грудью к розовой ленте рассвета.

К половине пятого стали запевать другие птицы, дрозды-дерябы в сосняке на склоне, поползень, пухляки. С рассветом глухари стали замолкать. Зато в тайге запели овсянки-ремезы и кое-где синехвостки. Днём на поляне слышал черныша.

Досанг

Пущинские дневники

Вечер ранней весной

 

Окрестности Пущино, леса и луга на границе Московской и Тульской областей.

 

17 марта 2008 года

 

За день полевые дороги развязли, и идти по ним целое испытание. Снега на полях совсем нет, однако, в лесу местами его по щиколотку. Во второй половине дня дул слабый ветерок, а затем совсем стих. По небу протянулись две широкие полосы сплошных серых облаков. Солнце надолго скрывалось в них. Вечером в лесу очень тихо, птиц мало. Громко, но недолго попела одна большая синица, к ней присоединился поползень, под шумок всего раз пять пробарабанил бпд. На опушке, на старом дубу, пел одинокий щегол, пел долго и хорошо. Под яблонькой-дичком всё истоптано косулями, усыпано их орешками, на прошлогодних яблочках, валяющихся на земле, видны надкусы косуль. Уже под вечер с зарастающего берёзками поля мы подняли шесть косачей. Тетерева расселись на большие берёзы, вытянув шеи, смотрели на нас. В лиственной аллее в тёмных лужах отражался оранжевый закат.

Да, когда ещё не стемнело, среди прошлогодней травы и сухих листьев лежала окоченевшая лимонница. Первая в этом году.