March 10th, 2008

Досанг

Енисейские дневники

Осень, вечер, река

 

Енисей, Мирное, тайга правого берега, река Варламовка

 

12 сентября 1992 года (пишу 20 сентября 1992 года).

Вечер.

 

Иду по берегу Варламовки – небольшой таёжной реки. Желтоватая осока, напитанная дождём, мочит мои колени. Выхожу на галечник. Галечник порос костяникой, её малиново-красные листья тлеют на мокрых серых камнях. Только что шёл дождь, но сейчас его нет. Низкие тёмные тучи. Очень тихо, только негромко поёт вода на перекатах.

Я уже успел поймать щуку – большую и сильную. Но она, отцепленная от блесны, нашла в траве дорогу в реку.

Замечаю что-то белое на другом берегу реки. Там небольшой обрыв к реке, наверху которого тёмно-зелёная брусника и серые пятна ягеля. Над обрывом высятся старые кедры, каждый с несколькими вершинами. Тёмная зелень кедров стала фоном для золотых берёз. Берёзы разукрасили холмы за рекой. Меж холмов по распадку стелется туман.

Подхожу к непонятному белому пятну поближе, и оно превращается в полярную сову сидящую на обрыве над самой рекой. Сова сидит на тёмном ковре брусничника, осыпанного ярким берёзовым листом. В подтверждение своего существования она медленно крутит головой. Я замираю на несколько минут. Сова продолжает неподвижно сидеть. Поднимаю спиннинг и посылаю блесну в реку. Я могу перекинуть реку, и блесна падает совсем недалеко от совы. Та провожает блесну глазами. Бросаю блесну ещё и ещё раз. Сова теряет ко мне интерес и смотрит вслед уносящейся воде туда, где над рекой высятся огромные лиственницы. Вот за моей блесной очень большой бурун, подвожу блесну ближе и вижу большого ленка, идущего за ней. Ленок доходит почти до моих сапог. Останавливается, смотрит на меня и, развернувшись, уплывает быстро-быстро. Он ещё несколько раз повторяет свой манёвр.

Сова не смотрит в мою сторону, она расправляет крылья. Медленно взмахивая огромными снежно-белыми крыльями, летит вдоль реки навстречу лиственницам. Где-то в вершине одной из лиственниц она садится. Скоро сову находят кедровки и, коверкая тишину своими криками, сгоняют её. А она, также медленно, не обращая на кедровок внимания, улетает прочь.

Я иду назад к избушке, уже сильно стемнело. В небольшой заводи, ловлю щуку, такую же, как и первую. Взяв её за глазницы, несу к яркому костру. Щука раскрывает жаберные крышки, широко раскрывает пасть, замирает. Тяжёлая. Всё также мокро и тихо.